+3 826 972 23 02

ludmila6912

Смеющийся трамвай

Захотелось написать про снежный нервный февраль, а в результате нарисовался смеющийся трамвай, застрявший где-то в снежном феврале.

Февраль выдался снежный. Снег шел уже несколько суток, и ветер закручивал его в огромные сугробы, засыпая дворы и дороги. Передвигаться по городу стало не так-то просто. На тротуарах прохожие за день вытаптывали узкую тропинку, которая к утру исчезала без следа. Ранним первопроходцам приходилось, глубоко утопая в снегу, начинать все заново. Тем, кто хотел добраться на работу вовремя, нужно было выходить из дома значительно раньше обычного. Перспектива обратной дороги была еще более туманной. Машины стояли напрочь заблокированные снежными заносами, автобусы и маршрутки двигались медленно, с пробуксовками, натужно пыхтя и плюясь в прохожих выхлопными газами.

Самым надежным транспортом представлялся трамвай. Несмотря на то, что рельсы, которые постоянно чистили, заносило слишком быстро, а снег, налипавший на провода, мог оборвать трамвайные линии, трамвай вселял хоть какую-то надежду добраться домой. Поэтому многие, надеясь на лучшее, все же выбрали трамвай

Вечерело. Дневной свет, из без того тусклый, все больше уходил в никуда. Людей в вагоне было много. Крупные хлопья снега отчаянно бились в стекло, кружили густыми завитками по улицам, и было трудно понять, где именно мы сейчас проезжаем. Трамвай, как светящийся космический корабль, пробирался сквозь снежную завесу. Реальная возможность не доехать до пункта назначения совсем не радовала трамвайных пассажиров. Но, понимая, что деваться-то некуда, люди напряженно молчали или осторожно перешептывались, боясь привлечь внимание стихии к тихо крадущемуся сквозь размытую темноту вагону.

У средней двери стоял худощавый мужчина, лет пятидесяти пяти, обыкновенной наружности. Он был немного навеселе и, возможно, поэтому меньше всех озабочен происходящим. Неприметный гражданин слегка покачивался, и без особого интереса смотрел в черно-белое стекло. Никто не обращал на него внимания.

Трамвай медленно продолжал свой путь. Вдруг раздался скрежет, вагон качнулся и остановился. Сделал попытку — дернулся и окончательно стал. В салоне погас свет. Зажглось тусклое аварийное освещение. Полумрак и смутное представление о трамвайном местонахождении добили остатки пассажирского оптимизма. В головах пульсировал единственный вопрос — как теперь добираться домой. Надежды на то, что «летательный аппарат» продолжит свой «полет», было крайне мало. Похоже, обрыв на линии. А может, нет? Может, еще поедет? Нет же! Еще немного постоит — и рельсы окончательно занесет.

Согласитесь, крайне неприятно ощущать себя заложником обстоятельств, погодных условий и собственного бессилия. Всем стало не по себе, муторно и одиноко, как звездам во вселенной…

Самое время настало прервать бессмысленное тягостное молчание. Но на это никто не решался.

Никто, кроме одного человека, который стоял, покачиваясь возле средней двери. Ранее никем незамеченный гражданин глубоко вздохнул, с чувством тряхнул головой и на шумном выдохе философски произнес: «Катаклизма, бл@ть!».

Через несколько удивленных секунд трамвайная тишина звонко взорвалась безудержным хохотом пассажиров. Смеялись громко и заразительно. Затем загалдели-задвигались и начали активно обсуждать варианты протаптывания тропинок к своим домам. Предлагая друг другу помощь, весело шутили: вот, мол, как «здорово доехали», вот до чего мы «докатились», “а Вам вообще-то куда?!”, ну и, конечно, то тут, то там — «Катаклизма, бл@ть!»…

О причине, вызвавшей такие перемены в людях, все быстро забыли. Мужичок по-прежнему молча стоял на том же месте и довольно улыбался своему отражению в темном окне. Ему о-о-о-очень нравился этот застрявший где-то в заснеженном городе, смеющийся трамвай!

Людмила Санникова

Контакты

Людмила Санникова

Телефон: +3 826 972 23 02

Skype: ludmila6912